русский     українська
Программы
Программы ABBYY

Татьяна Витальевна Устинова

Татьяна Витальевна Устинова
| Еще
Краткая информация об авторе ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ АВТОРА

Я родилась 21 апреля 1968 года, естественно, в светлое Пасхальное воскресенье, которое тогда не было ни светлым, ни Пасхальным. То есть, вполне возможно, что оно и было светлым - чего я не помню, зато мои родители обожают умилительно припомнить, "какие стояли погоды", и как все было возвышенно. Но Пасхальным точно не было - наверное, поэтому с тех самых пор наш самый любимый после Нового года праздник - это, конечно, Пасха. И вовсе не как некое религиозное действо, хотя и оно неплохо.   Бабушка пекла куличи, и каждый год предупреждала нас сестрой, чтобы мы не смели ничего рассказывать в школе - нельзя, нельзя, мы же пионеры, комсомольцы, и всякое такое!.. Мы не рассказывали, конечно, но, по-моему, куличи пеклись у всех, у кого были бабушки - и никто ничего никому не рассказывал, разумеется. В детском саду я была выше всех. В школе я была выше всех. В институте я была выше всех. Так как-то само получилось.   В детском саду меня дразнили Геркулесина - от слова Геркулес. В школе никак не дразнили, у нас это было не принято, зато и не разговаривали почти - как с ней разговаривать, если она где-то там, высок-высоко, да и оттуда ничего интересного не скажет! В институте стало совсем скверно.   Моя мама, в отличие от всех правильных советско-научных мам, не любила ходить на работу, а любила валяться с нами на диване и читать. Она читала нам все подряд всегда. Лет в пять мы читали "Онегина", и она сердилась потому, что я ничего не понимала. Сестра благоразумно помалкивала, а я лезла с вопросами, и она сердилась. Самым лучший временем в нашей общей жизни был больничный - мы не ходили в школу, а мама на работу, и прекрасно проводили время! Нас таскали на выставки и симфоническую сказку "Петя и волк". Вынести выставки было еще как-то возможно, потому что иногда попадались хорошие картины, а хорошие экскурсоводы были почти всегда, а вот попробуйте вынесите "Петю и волка"! Или еще оперу Прокофьева "Война и мир". Тоже непросто. Ужасный случай произошел со мной как раз на "Войне и мире".   Билеты были в первый ряд, а училась я в десятом классе - очень много, день и ночь. Бабушка считала, что погулять и посмотреть телевизор можно и в более преклонном возрасте, а в моем нужно работать, работать и работать, что я и делала. В первом ряду Большого театра я заснула, и певцы и певицы смотрели на меня со сцены с некоторым испугом и даже отчасти недоверием. Потом меня разбудила сестра и кое-как, пощипывая себя за ногу, я досидела до конца.   Потом был институт. Единственный экзамен, который я сдала на пять, была литература и почтенная профессура из МГУ, которая традиционно проверяет физтеховские сочинения, долго и подозрительно выспрашивала меня, не ошиблась ли я дверью, не надо ли мне, часом, к ним, на филфак. Говорили, что сочинение перезачтут - вещь неслыханная! Я отказалась. Я обещала бабушке Физтех, а бабушка к тому времени уже была плоха.    Я писала сочинение - то самое! - а она умирала. Я дописала, и она умерла. Я не знала тогда, конечно, это мне папа потом сказал.    С учебой вышло скверно. Я оказалась тупой. Я не могла проинтегрировать простейшую функцию. Я путалась в пределах. Я не понимала, почему, если лямбда стремится к бесконечности, а игрек к нулю, предел существовать не может! И так шесть лет подряд.   Моя группа - пятнадцать человек на сундук мертвеца - т. е. пятнадцать воспитанных и очень умных юношей то и дело что-то такое пытались сделать, чтобы меня выгнали, наконец, из института. Объявляли мне бойкот за тупость, объявляли мне бойкот за то, что я на пять сдала английский и как всегда на три с минусом физику. А меня все не выгоняли и не выгоняли. Преподаватели относились ко мне с сочувствием - ну что с ней делать, старается все-таки, сидит чего там пишет, ну пусть пишет! Это я все истории писала, чтобы от высокой науки совсем не спятить, но преподаватели об этом не знали! Да, и я все еще оставалась выше всех!   Кое-как я доучилась - вернее, за меня доучился мой муж, который все-таки женился на мне, несмотря на мои 180 сантиметров росту.    Но потом! Идти работать в аэродинамическую трубу я категорически не хотела. Больше я ничего не могла. Есть было нечего. Шел 91 год, и революция. Моя сестра пристроила меня секретаршей к генеральному директору ВГТРК. Просто так пристроила, случайно. Ему нужна была секретарша в приемную. Искать самому был лень. Он попросил, чтобы нашли в управлении делами.  Так я попала на телевидение - фабрику грез.Секретаршей я была месяцев семь. Мой начальник, молодой сорокалетний мужик, категорически возражал против моего сидения в его приемной. Он говорил - ты умная, находчивая, ты знаешь английский, какого хрена ты тут сидишь?! Какая из тебя секретарша?! Давай уже делай что-нибудь!    Я стала переводить американские программы "60 минут", "Спасение 911", и спустя некоторое время выяснилось, что переводческие гонорары значительно выше, чем секретарская зарплата. Потом меня взяли корреспондентом в утреннее вещание. Потом редактором. Потом взяли в администрацию президента РФ.Командировки, встречи, люди, день и ночь работа, съемки, монтажи, программы, опять командировки, ночь, Останкино, круглосуточный буфет, аппаратные ИТА, ежеминутная порция никотина.Очень интересно и очень трудно.Потом администрация сменилась, и всех выгнали. Нас выгнали обратно на телевидение. На телевидении тоже менялась власть, и работы было мало, и денег было мало, и хотелось уже не работать по ночам, а все-таки иногда спать, и пришлось стать PR- менеджером в ТПП. Там все сначала было хорошо, а потом стало плохо, и мой начальник сказал мне, что денег на проекте больше нет, и надо бы кого-то уволить, и уволить надо именно связи с общественностью - шут с ними, со связями, какие связи, когда денег совсем нет!    Вот тогда я написала свой первый роман - "Персональный ангел" . И вот тогда его издали. И вот тогда меня вернули на работу и упали в ноги, и умоляли, и просили, и я милостиво соглашалась, в припадке буйного счастья - печатаю, печатают! - я продолжаю писать свои романы.На работу пока больше не хожу, только когда очень просят.Да! Где-то между всем этим с разницей в десять лет я родила двух сыновей.Мама, говорит мне мой старший сын Мишка, ты самая лучшая женщина на свете!


Пользователи Bookland уже спасли 6627 деревьев!

Покупайте электронные книги и спасайте деревья, которые могут быть уничтожены для того, чтобы изготовить из них бумагу.

Вместе мы сохраним множество красивых древьев!ПОДРОБНЕЕ ОБ ИГРЕ